Оглавление
Юлия Рогатина
Оглавление

Тайное оружие Жанны Романенко

Журнал «Леди-клуб», номер 2 / 2016 (декабрь)

Ей повезло с великими театральными педагогами. Достаточно назвать Виктора Коршунова и Юрия Соломина. Её режиссёрами были Пётр Монастырский и Анатолий Головин, Илья Рахлин и Дмитрий Астрахан, Герман Меньшенин и Паоло Ланди, Вячеслав Гвоздков и Валерий Гришко. В результате её послужной список обогатился множеством блистательных ролей. А совсем недавно состоялась премьера спектакля «Странная миссис Сэвидж», поставленного замечательным режиссёром, народным артистом России Александром Кузиным специально к юбилею всеми любимой актрисы. И 31 октября именно сыгранная ею роль Этель Сэвидж была признана лучшей женской ролью сезона 2015-2016 гг. на церемонии награждения победителей Самарской городской театральной премии «Браво».

Народная артистка России, ведущая актриса Самарского академического театра драмы имени М. Горького

Сегодня у нас в гостях – народная артистка России, ведущая актриса Самарского академического театра драмы имени М. Горького Жанна Романенко. А материал этот просим считать поздравлением с юбилеем и признанием в любви от огромной армии почитателей её искромётного таланта.

Девочка из Полесья

«Хотя я и родилась в Одессе, но, тем не менее, вовсе не собиралась становиться артисткой, – смеётся Жанна Анатольевна. – В разные периоды детства хотела быть врачом, музыкантом, балериной и даже... геологом. А всё это способна «свести воедино» только артистическая профессия. Когда я заканчивала десятый класс, на гастроли в Витебск, где тогда жила наша семья кадрового военного, приехал знаменитый Минский драматический театр. Это стало столь ярким потрясением для «девочки из Полесья», что моя участь была предрешена...

Девочка из Полесья

Уже 30 июля 1964 года я поступила в ВТУ имени Щепкина при Малом театре Союза ССР. Таким образом, в 17 лет безо всякого блата и поддержки мне посчастливилось стать студенткой фактически лучшего театрального института страны. Моим художественным руководителем оказался великий актёр, народный артист СССР Виктор Иванович Коршунов, а ведущим преподавателем – Юрий Мефодьевич Соломин. Первому в ту пору было 36 лет, а второму – 28. Коршунов сделал меня трудоголиком. К слову, это качество отличает вообще всех его учеников. Кстати, наш любимый Александр Амелин тоже – «коршуновец». Только он заканчивал «Щепку» на полтора десятка лет позже. Получается, что мы с Сашей просто одной «группы крови». А вот Соломин развил во мне остроумие и артистическую цепкость. Он призывал: «Всегда необходимо найти неординарный подход к образу, чтобы удивить зрителя своим прочтением роли». Юрий Мефодьевич учил нас, как можно развернуть персонаж, сделать его наиболее объёмным. Современным языком – добиться эффекта 3D. Честно говоря, студенческие годы в «Щепке» стали одним из самых лучших и ярчайших периодов в моей жизни. Когда недавно в Москве мы отмечали мой юбилей, то институтские друзья вдруг признались, что, оказывается, в меня были влюблены все мальчишки нашего курса. Говорю моему однокурснику Валерию Баринову (ныне – знаменитый российский актёр, народный артист РФ. – Прим. автора): «А я что-то не заметила, что и ты – тоже!» На что он парировал: «Да, там такая очередь стояла, что и не пробьёшься!» Тем более, что я очень рано вышла замуж, уже в 18 лет став женой Серёжи Надеждина. Он был старше нас на целых два курса, а тогда это казалось весьма существенным. И пока мои сокурсники хлопали глазами, он уже всё «прихватизировал». Вот Баринов и продолжает: «Серёга как-то так всё быстро и аккуратно сделал. А что мы могли противопоставить старшекурснику?» Ещё на моём московском юбилее много рассуждали о том, как же коварна и изменчива наша актёрская профессия. Но при этом лично у меня сложилась очень счастливая актёрская судьба. Одна из самых удачных на нашем курсе. Может быть потому, что я трудоголик. Считаю: чем честнее ты относишься к этой непростой профессии, тем больше тебе отдача. И в этом для меня весь кайф актёрства. Постоянно вспоминаю наших великих: Николая Засухина, Веру Ершову, Михаила Лазарева, Николая Михеева. Как же они относились к святому для них театру – храму! Для меня это безусловный и абсолютный пример. Меня часто спрашивают: «Вот вы уже столько лет на сцене, и неужели до сих пор волнуетесь, выходя на неё?» Конечно, да! Но совсем не потому, что вдруг позабуду реплику или случится некая накладка. Нет, поскольку это – 125-е дело. А вот какой зал!? Иногда выходишь на сцену, всего лишь три секунды прошло, а они тебя уже любят. Зал готов искупать тебя в овациях. Так и хочется воскликнуть: «Да погодите! Ведь я ничего ещё не сделала! Только сейчас буду делать!» И весь спектакль ты, словно сёрфингист, летаешь по волнам их любви и обожания. Приходишь домой со словами: «Нет, всё-таки я гениальна!» Иное дело, когда случается «ватный зал». После него, возвращаясь, твердишь: «Какой ужас! Просто кошмар! Что ты в этой профессии делаешь?» Короче говоря, лицедейство – это ужасно тяжёлая работа. Лишь непосвящённому может показаться, что всё так легко и воздушно. Всё так красиво, и тебя узнают на улицах. В общем, «аплодисменты, шампанское и цветы»...

Актриса Самарского академического театра драмы имени М. Горького

«С. М. С.»

Не могу не спросить Жанну Анатольевну о новом спектакле по знаменитой пьесе американского драматурга Джона Патрика, где она создала образ эксцентричной миллионерши Этель Сэвидж. Роль, которую в своё время играли великие Фаина Раневская, Вера Марецкая и Любовь Орлова. И наша гениальная и неподражаемая Вера Ершова. «Ещё во время работы режиссёра Кузина с нашей труппой над спектаклем «Лес» по Островскому я загорелась мечтой, чтобы Александр Сергеевич что-нибудь ещё у нас поставил, – вспоминает Жанна Романенко. – Стала уговаривать Гвоздкова пригласить Кузина на какую-нибудь новую постановку. Поначалу даже слегка кокетливо заявила: «Ставьте, что хотите! Готова играть хоть восьмой гриб за девятым столбом!» Но когда режиссёр всерьёз предложил нам «Визит дамы», я даже слегка опешила. Безусловно, это – великолепная пьеса. Да и миллионерша Клара Цаханассьян – роль, без сомнения, потрясающая. Однако я уже играю Виолет в спектакле «Август. Графство Осейдж». Поэтому зачем мне целых две такие злобняче-опустошительные роли? Две столь негативные женщины? Такая чернуха! Но, как ни в чём не бывало, Александр Сергеевич принялся меня убеждать: «Да что Вы! Ведь это такой добрый спектакль!» Ну, конечно! Только сначала главная героиня ставит на уши целый город, чтобы жестоко отомстить своему возлюбленному. И после убивает его. А так очень даже добрая и позитивная пьеса. Просто – «ещё раз про любовь»! Вот я и решила: коли у меня уже есть Виолет, зачем мне ещё и Клара? Короче говоря, ответила: «Нет уж! Извините!» Тогда-то мы и сошлись на «Странной миссис Сэвидж». В принципе, это довольно позитивная история. Нежная и добрая. Не случайно я всегда иду на наш спектакль с хорошим настроении. С таким же и возвращаюсь...

Должна сказать, что Александр Кузин – удивительный человек. Просто моя любовь! А как он проводит репетиции! Такое к тебе доверие – просто четыре плюса впереди! Первое время очень аккуратненько ему намекала: «Я тут всю ночь не спала, и вот что мне привиделось. Может быть, нам это – сюда переставить, а кое-что вообще убрать?» Он на секунду задумывался и, как правило... соглашался. Короче говоря, я там немало корректировала, чтобы текст становился доходчивее и привычнее для уха современного зрителя. А вообще Кузин весьма гибко и заинтересованно всё воспринимает. И во время репетиций очень ко мне прислушивался. Однако Александр Сергеевич тоже преподносил мне «сюрпризы». Например, в сцене первого появления моей героини в психиатрической лечебнице под названием «Тихая обитель». Казалось бы, мне надо явиться в полнейшем смятении и возмущаться «своими» детьми, которые подобное со мной сотворили. Первоначально я так и зашла, буквально яростно влетела. Вся в праведном гневе. А Александр Сергеевич неожиданно предлагает: «Нет, наоборот. Зайдите с такой блуждающей невинно-детской полуулыбкой. Как бы некая обманка. Вплывите словно на пуантах: «Ой, такого не может быть! Ах, а это медсестра? А это главный врач, который, наверное, будет меня лечить? Ах, вот он какой – сумасшедший дом! Как интересно!» В итоге этот эпизод стал одним из самых моих любимых в спектакле. А ведь все, кому хорошо знакома моя энергетика, вполне резонно ожидали, что вот сейчас ворвётся Романенко будто фурия! И теперь каждый раз перед входом в этот спектакль буквально замираю и как бы «подтормаживаю» себя. Чтобы попасть точно туда. В ту самую «ноту». И от этого буквально раскручивается вся роль. Потом вот что ещё важно. Как вы знаете, обычно я очень громко разговариваю. Меня так учили: мой текст должны слышать все даже в самых дальних уголках зала. Но Кузин посоветовал: «Разговаривайте по-киношному!» (изображает тихим голосом). «Боже мой! Уже появились светлячки. Как это красиво!». В результате на премьере в антракте ко мне прибежали запыхавшиеся от волнения билетёры: «Вас не слышно на балконе, а ведь обычно Вас везде слышно!» Я в панике к Александру Сергеевичу: «Что же нам делать, ведь это наше достижение?». Он отреагировал абсолютно спокойно: «Сделаем следующим образом: звук не добавляйте, но прибавьте внутренний посыл. В противном случае поменяется окрас роли. Причём кардинально». Вообще он очень много чего интересного сотворил... Честно говоря, до работы над спектаклем «С.М.С.» (то есть «Странная миссис Сэвидж») не видела ни легендарную постановку с Марецкой, ни с нашей Верой Ершовой. Спрашиваю у Кузина, можно ли теперь посмотреть те классические версии. «Пока ещё нет, – отвечает. – Поиграйте полгодика, а ещё лучше – год. И когда решите, что вот здесь вроде бы всё разрыхлили, тогда и можно будет посмотреть, как это сделали другие. Поинтересоваться, как другие это прочитали...»

Актриса Самарского академического театра драмы имени М. Горького

Secrets

Прошу Жанну Романенко поделиться некоторыми секретами своей столь блистательной артистической формы. Вопрос более чем актуальный в год её нынешнего юбилея. «Не секрет, что я всегда стремлюсь выглядеть свежо и моложаво, – признаётся юбилярша. – Моё тайное оружие – сила воли и амбиции. Прекрасно понимаю, что если у меня появятся лишние килограммы, то многие мои роли попросту «слетят». Подруги с завистью признают, что у меня действительно мощнейшая мотивация. Ещё хочу, чтобы мои зрители почаще восклицали: «Молодец!» Честно говоря, у меня есть «чёрный список» продуктов, которые я напрочь себе запретила. Записывайте: майонез, сахар, хлеб, картошка. Никаких сладких плюшек и пресловутых салатиков под майонезом. Вот нет! И если по молодости всё происходило по элементарной схеме: быстро поправилась – легко сбросила, то сейчас похудеть даже на полкило не так-то просто. С другой стороны, некоторые театральные роли автоматически сбрасывают с меня по полтора килограмма! А я ведь веду постоянный учёт: весы утром – весы вечером. Скажу по секрету: есть спектакли, перед которыми вообще целый день ничего не ем. Там обтягивающие наряды и всё такое...

Существуют роли-доноры, которые даже эмоционально подпитывают, а есть такие, что из тебя буквально всю энергию высасывают. Например, спектакль «Август. Графство Осейдж». Два дня до него так себя накручиваю, что желудок начинает болеть. И после ещё пару дней отхожу. В это время у меня даже лицо меняется. Безусловно, роль потрясающая, но она из меня всё нутро выковыривает. Опять же по секрету: три моих самых весосжигающих спектакля: конечно, «Август...», а ещё «Месье Амилькар, или Человек, который платит» и «Любовные письма». Удивительно, но этот спектакль идёт всего полтора часа. Однако в нём такая максимальная концентрация внимания на нас двоих, что всё «лишнее» в тебе попросту сжигается. Как правило, ещё я сильно худею перед премьерами. Вроде бы и рацион совсем не меняется, а за дни репетиций всё сгорает. Видимо, от одной лишь мысли о предстоящей премьере. Костюмеры постоянно на меня ворчат: «Ну вот опять вы похудели!» Но проходит неделя-другая – и всё восстанавливается.

Организм вообще чрезвычайно хитрый, поэтому его всё время приходится обманывать. К примеру, перед зимой он всячески норовит сделать «запасы». Но я с ним решительно борюсь (смеётся). Вот сейчас из последних сил сопротивляюсь, пытаясь удержаться на своей фирменной отметке – 61 килограмм 700 граммов...»

Актриса Самарского академического театра драмы имени М. Горького

Жить по полной

«В январе 2016 года, когда первый канал (ОРТ) начал снимать документальный фильм к моему юбилею, у нас в театре как раз полным ходом шли репетиции «С.М.С.». Однажды мы с Кузиным в кадре так зацепились языками, что напрочь позабыли о снимающих нас камерах. Удивительно, но этот эпизод оказался лучшим местом фильма, потому что мы фактически растворились в беседе. Говорили буквально обо всём: о творчестве, о жизни... Мне просто было интересно с Александром Сергеевичем. Хотелось понять его как можно лучше. Когда же закончилась съёмка этой сцены, то столичные телевизионщики даже стали нам аплодировать. Оказалось, что это было интересно и им...

Такие же изумительные отношения у меня и с медициной. Если вдруг что-то где-то будто бы покалывает или пощипывает, и я с этим прихожу к врачу, то обычно у нас случается такой разговор: «Вот это примете. Вон там намажете» – «И когда пройдёт?» – «Да дня через два-три, но только если будете четко выполнять предписания!» Звоню на следующий день: «А у меня уже всё прошло!» (смеётся). В общем, у меня полное доверие к эскулапам, поскольку верю во все их советы и наставления. Сын тоже смеётся: «Мама, да ты сама себя лечишь! Пошла к врачу, он тебе чего-то наговорил, ты и поверила. А выходишь – и у тебя уже даже температуры нет».

Поскольку все меня называют ENERGIZER, имея в виду, что я вся такая зажигалка, то желаю и всем моим любимым зрителям никогда не унывать, ни в какой ситуации не терять надежду. Пусть вас не покидает чувство юмора, ведь оно способно спасти нас почти в любой ситуации. Друзья мои, всегда можно посмеяться как над жизненными проблемами, так и над самим собой. И это отлично снимает пресловутый стресс. Поистине совершенно бесперспективно злиться или обижаться на кого-либо. Ничего это тебе не даёт. Скорее, наоборот. Лично я, словно легендарный барон Мюнхгаузен, сама себя порой буквально за волосы вытаскиваю: «Ты способна эту проблему перебороть? Нет! Ну и выбрось её на свалку!» А себе пожелаю: не подводить никаких итогов! Несмотря на юбилей. Как-то Александр Сергеевич Кузин завёл со мной философский разговор на тему жизни и смерти. А я ответила, что вообще об этом не думаю. Из той беседы и родилось моё ощущение – БЕГУЩАЯ ПО ВОЛНАМ! Когда наступит – тогда и наступит. И нечего об этом понапрасну думать. Вот эта жизнь тебе дана – ЖИВИ! Живи по полной! Желаю себе – и вам, конечно, – всегда продолжать в том же духе!!!»

Автор: Анатолий Семёнов


Автор:Анатолий Семёнов